Последние публикации

ЭКСПО 2010 Шанхай все только фасад?

В начале промышленной революции у британца сэра Генри Коула появилась блестящая идея: собрать со всего мира все технические новинки на выставке в столице Англии, тогдашней ведущей экономической державы. Почти самопроизвольно Хрустальный дворец садовника Джозефа Пакстона на этой первой всемирной выставке в 1851 заложил основы современной архитектуры. В 1889 как «первая ласточка» стальных конструкций и небоскребов последует Эйфелева башня, в 1929 — павильон в Барселоне (Мис ван дер Роэ) и в 1958 — павильон Филипс (Ле Корбюзье и Янис Ксенакис) как первое компьютеризованное мультимедийное единое произведение искусства, при котором оболочка здания и сценография образуют неразделимое органичное целое. Павильон в Монреале (Фрай Отто и Рольф Гутброд) стал в 1967 непосредственным образцом для «олимпийской» шатровой крыши в Мюнхене. Всемирные выставки -это уже давно нечто гораздо большее, чем лаборатория для архитектурных замыслов. Они — показатель все более тесно сливающегося глобального общества, отображение духа времени и, в лучшем случае, проекция в будущее. И все же, где мы находимся сегодня? Опережает ли ЭКСПО-павильон архитектуру как дисциплину с помощью круглосуточно доступной информации в интернете? Или массы людей стекаются больше, чем ранее, чтобы во всех смыслах лично стать частью события мирового значения?

Рост без границ?

Сегодня Китай задает тон в международном бизнесе. С населением 1,3 млрд., а это 20% всемирного населения, данная страна — не просто многообещающий рынок сбыта, а, между тем, самый большой в мире производитель компьютерных комплектующих и одежды. После Олимпийских игр в 2008 в Пекине, Китай второй раз хозяин одного из самых важных международных мероприятий. На этот раз в Шанхае, космополитическом мегаполисе с 19 млн. жителей. С 97-го этажа Мирового финансового центра (в обиходе называемого «открывашкой» или «ключом для бутылок», общей высотой492 м- на данный момент самого высокого здания Китая и третьего по высоте среди небоскребов мира) можно наблюдать не только ЭКСПО. Пожалуй, нет лучшего места, чем самая высокая в мире площадка для публики, чтобы наблюдать быстрый рост сегодняшних мегаполисов со всем их блеском и нищетой. Только в Китае уже более 150 городов-«миллиоников»; никогда прежде не строилось так много зданий как сегодня; никогда не было потребности этот рост контролировать и направлять в социально приемлемое и надежное русло. И это лишь для сохранения социального мира в стране. Девиз ЭКСПО 2010 не «Выше, быстрее, дальше», а «Лучше город — лучше жизнь».

Рекорды на ЭКСПО Как и перед Олимпийскими играми в Пекине, на весь город перед открытием ЭКСПО был наведен лоск: фасады по-новому перекрашены, небольшие рестораны и уличные продавцы оттеснены на боковые улицы. Выставка организована в самом лучшем районе на западном берегу (дословно «Пукси») и на восточном берегу («Пуданг») реки Хуангпу шириной500 м. А ведь речь идет о более чем 5 км2. Не только о самой большой территории для всемирной выставки, а еще и о лакомом участке посреди одного из самых динамично развивающихся районов города, который можно сравнить примерно с лондонским Докландс или Гамбургским Хафен Сити. Таким образом, ЭКСПО еще и удачный случай для облагораживания и реконструкции бывшего портового района, выгодно расположенного, но еще плохо освоенного. Существующие промышленные предприятия были перебазированы на окраину города, примерно 18 000 семей были переселены в ближайшие окрестности. Теперь вторая труба автомобильного туннеля под Хуангпу и множество новых линий метро связывают местность с сетью общественного транспорта и уличного движения и делают перемещение с одного берега реки на другой очень простым. Организаторы ожидают 70 млн. посетителей, из которых 3,5 млн. — иностранцы, на ЭКСПО 2000 в Ганновере было 18 млн. посетителей. Для самых больших павильонов это означает посещаемость до 8 млн. людей за 6 месяцев; поэтому требований к устойчивости поверхностей не меньше, чем для зданий с более продолжительным сроком службы.

Китай как центр мира Было заявлено 240 павильонов участников, и все они прибыли. Тот, кто хотел вступить в деловые отношения с принимающей гостей страной как одним из самых важных торговых партнеров, должен был присутствовать лично. Именно павильон США (один из самых больших) почти полностью пал бы жертвой финансового кризиса, если бы в последнюю минуту ему не помогли спонсоры.

Хиллари Клинтон и президент Барак Обама появляются на гигантских видеоэкранах — как доказательство их приверженности к проекту — но они не могут смягчить сомнений в экономической мощи страны.

Тем более бросается в глаза доминирование страны-хозяина. Китайский павильон «Венец востока» высотой63 мгосподствует над павильонами остальных стран на стороне Пуданг, высота которых была ограничена20 метрами.

Вместе огромные выставочные павильоны «Тематический», «Экспоцентр», а также «Перфоманс центр» занимают130 000 м2- теперь это самый большой организационный павильон Китая для мероприятий с 18 000 мест для сидения. Павильон находится рядом с осью ЭКСПО SBA из Штутгарта — основе этого временного города. Только эти 5 мегаструктур останутся после ЭКСПО. Ось ЭКСПО связывает не только вертикально 2 подземных и 2 наземных уровня, станции метро, уличный уровень и приподнятые тротуары, которые вплетены всюду по территории ЭКСПО, но и образует горизонталь длиной почти1 км, от бывшего города через территорию ЭКСПО к Праздничной площади на набережной. Внутри здания оси — 6 круглых внутренних дворов, которые увенчаны светоулавливающими воронкообразными стальными сетчатыми каркасами, диаметр которых увеличивается от45 мдо80 мвверху. Между этими стальными экранами натянут прозрачный солнечный парус, который, не смотря на размеры (речь идет о65 000 м2), является и одной из самых больших в мире мембранных конструкций, создает веселую, праздничную атмосферу. Наряду с этим, китайский павильон — украшение города на ЭКСПО Шанхай — создает одновременно впечатление уютного и монументального. Удивительно хорошо действует как ориентир и броский указатель ЭКСПО — красная стальная конструкция, цитирующая структуру традиционного китайского деревянного сооружения. Как огромный стол — сооружение покоится на 4 квадратных колоннах, в центре которых два перекрещивающихся эскалатора, несущих людей, как муравьев, в основание космического корабля. Внутри посетитель ускоренно путешествует во времени через историю Китая, включая его подъем в последние годы. Основной фильм в большом панорамном кинозале западного посетителя заставляет задуматься: фильм начинается кадром с радостными студентами в 1989 году, пропагандирует китайскую семью с одним ребенком как образец и заканчивается цитатой Конфуция: «Следуй своему сердцу, но не переходи черту». Это можно перевести так: экономический подъем частного благосостояния возможен для каждого, пока он придерживается политических правил игры — намек на кровавое подавление студенческих демонстраций на площади Тяньаньмень 1989? Главное здание (45 000 м2) может быть прочитано как символ Китая сегодня. В мощном основании находятся представительства провинций, которые защищает зонтик национального павильона, как командно-диспетчерский пункт. Павильоны Гонконга, Макао и Тайваня находятся поблизости, как спутники. Вообще, распределение стран на местности может интерпретироваться как карта мира: с Китаем в центре и США с самого края.

 

Осязаемая оболочка — виртуальная сердцевина

Это понятие имеет отношение ко всем павильонам: наружная оболочка-это только половина шоу; внутренние поверхности столь же важны, как и внешняя драматургия. Но в Шанхае эти две части обычно поручаются различным проектировщикам.

Таким образом, как правило, чувственный опыт заканчивается на пороге, там, где начинается темная, таинственная сфера медийных фасадов и поверхностей. Техники презентации демонстрируют новейший техноуровень и схожи во многих павильонах: реальные и анимированные фигуры сливаются как коллаж и едва различимы в новом расширенном языке образов. Фильмы очаровывают на специальных экранах или проецируются на пространственные поверхности. Благодаря «умной» технологии Touch-Screen или другим сенсорам посетитель может сам интерактивно вмешаться в эпизод фильма. Только австрийский павильон порывает со строгим разделением между внешностью и внутренним содержанием. Облицовка из бело-красного фарфора — отсылка к австрийской и китайской фарфоровой культуре — как бы постоянно выворачивается изнутри, становится белым ограничением пространства и проекции и продолжается в мебели органичных форм (см. оригинальную Detail 5/2010 с. 458 и дальше).

«Утка» или «украшенный сарай»? Совсем согласно девизу «Все -только фасад», страны с небольшим бюджетом арендовали заготовленные стандартные павильоны, которые они потом облицевали типичными для них материалами, структурами или мотивами. Португалия применила расположенные призматические пробковые плиты, Вьетнам использовал бамбук снаружи и внутри, Россия использует «алмазную» схему, типичную для её византийских куполов (в форме луковицы), Польша силуэт на клееной фанерной доске из вырезанных лазером текстильных мотивов, Южная Африка — большой портрет-граффити Нельсона Манделы, а Бразилия — видеоэкран с самыми прекрасными голами её футбольных звезд. В противоположность этим «украшенным сараям» стоят павильоны, которые можно классифицировать по Роберту Вентури, как «уток». Некоторые из этих образных мотивов, которые могут быть осознанны еще до воплощения в реальность, в построенном состоянии нельзя узнать при всем воображении. Огромное «яблоко» высотой с дом, которое должно символизировать национальный фрукт румын, в реальности это — стерильный зеленый шар из стекла. И тем страстнее играет оркестр Румынии внутри этого павильона и наполняются каждый вечер ярусы восторженной публикой. «Лукошко из ивовых прутьев» Бенедетты Тагльябю со своей гофрированной оболочкой здания из 8000 вручную сплетённых циновок при теплом вечернем солнце становится броской приманкой для глаз и одним из излюбленных фотосюжетов. Привязанное к органично колеблющейся несущей конструкции из стальных труб, это «лукошко» будет защищать от солнца китайских рабочих и символизирует ремесленную традицию в Испании и Китае. Hermann & Valen-tiny интерпретируют тему «Сад и дом» с помощью монолитного строения, стена которого, озелененная деревьями и кустами, окружает экспрессионистскую главную башню крепости.

Одну из самых удачно построенных метафор показывают Объединенные Арабские Эмираты. Если предварительные изображения «песчаных дюн» были смутны и неопределенны, то реализация Фостером — это одно из самых безукоризненно проработанных зданий на ЭКСПО. Сквозная оболочка из высококачественной стали в золотых песчаных тонах с вафельной структурой (шершавая, как песок) покрывает мягкие изгибы двух «дюн», которые образуют крышу находящегося внутри конференц-зала и выставочного павильона. Внутри представлен проект Masdar-City — первый город без выбросов углекислого газа и автомобилей в Абу-Даби (генеральный план Foster and Partners). Когда ветер дует на юг, закрытая «наветренная сторона» закругляется, чтобы защищать от солнечного ветроотводящие стороны и вершины демонстрируют острые края, а закрытые вентиляционные отверстия и оконные проемы на севере подобны жабрам рыбье Панели из высококачественной стали могут быть легко демонтированы, так как павильон должен быть вновь построен в Объединенных Арабских Эмиратах.

Павильон как американские горки? В отличие от ЭКСПО в Ганновере, где была специально установлена подвесная канатная дорога, которая делала возможным широкий обзор всего комплекса, Шанхай предлагает лишь беглый взгляд из автобуса или такси при пересечении реки Хуангпу над мостом Люпу с высоты100 мили краткий обзор поверх крыш. Тот, кому повезло пережить день без типичного мелкого дождя, должен непременно подняться на кресельном канатном подъемнике в павильон Швейцарии. Как в центре торнадо, отвесно вверх транспортируются малыми спиралями из обсаженной растениями воронки посетители совершить краткую, но захватывающую дух поездку над озелененной холмистой крышей павильона, с мини-Швейцарией на переднем плане и Шанхаем на горизонте. Избранная архитектором Бухнером Брюндлером эстетика на первый взгляд раздражает оборванностью и отвлекает, прежде всего, от темы доступной городской лоджии. На эмоциональном и интеллектуальном уровне швейцарцам удался самый комплексный павильон, который оставляет место для различных интерпретаций: гармоническое взаимодействие города и ландшафта или скорее искусственная хрупкая природная идиллия? Снизу серая грубая набросаная штукатурка толстых опор высотой20 мвыглядит отталкивающе и мрачно, как торкретбетон туннелей и природных застроек в Альпах; на переднем плане, однако, сверкают цвета государственного флага Швейцарии, яркий занавес из стальной сети с блестящими красными пластмассовыми пайетками напоминает дождь из осенних листьев, который падает вниз с белого края крыши. Солнечные батареи в пайетках аккумулируют солнечный свет, сенсоры интерактивно реагируют на вспышки камер посетителей, что заставляет встроенные светодиоды вспыхивать в ответ. Отдельно, как в параллельном ответвлении рассказа, можно подняться во второй воронке на лифте наверх и пережить в этот раз внезапное появление широкоформатной проекции с высоты птичьего полета вершины Маттерхорна и заснеженных гребней хребта на заднем плане. В датском павильоне на смотровую площадку можно взобраться по наклонному въезду на велосипеде. Велосипед, который еще недавно был воплощением китайского образа улицы, был полностью заменен автомобильным транспортом как массовым средством передвижения — и теперь должен снова найти распространение как способ разрешения транспортной проблемы в Китае. В качестве гвоздя программы датчане демонтировали Русалочку -символ столицы Копенгагена, и установили в центре своего павильона на скале в пруду. Бьярке Ингельс (Bjarke Ingels) построил вокруг Русалочки сценический ландшафт, как эксцентрически выдающийся в виде консоли двухкулисный механизм, сваренный вместе из стальных пластин и покрашенный белым, как паром датского острова. Отверстия бортовых иллюминаторов, распределенные с различной плотностью, как мозаика, неожиданно превращаются ночью в бегущую надпись «Дания». Сухой абстрактный язык датского павильона отличается от голландской версии сценической кулисы, которая выглядела на кричаще цветной компьютерной анимации как безвкусный ярмарочный аттракцион. В реальности нидерландский павильон поражает своей культурной двусмысленностью: например, высмеиваются клише, связанные с Королевством и одновременно они демонстрируются как броский фотомонтаж.

По бокам рампы, которая извивается наверх, как красная дорожка на проселочной дороге, художник Джон Кермелинг развесил мини-дома согласно архитектурному языку белого нидерландского модерна, через окна которых можно увидеть клоги (деревянные шлепанцы), миниатюрную версию ателье ван Гогов, новейший нидерландский дизайн и солнечные автомобили. Конечный пункт и апогей этой «Счастливой улицы» — помещение для праздников в форме лимонно-желтой короны, как намек на королеву. По ночам, когда павильон освещается как ярмарочная палатка, эта корона становится миниатюрным дополнением, «панданом» светящейся короны на гостинице-небоскребе Westin, которая видна со всех сторон, и является ночным символом для бульвара Бунд в Шанхае. То, что делает павильон дополнительно привлекательным: спуск и подъем рампы, возможность свободно входить; как часть программы — входные двери и очереди которое бы стало воплощением ЭКСПО 2010, то им бы стал павильон Великобритании. «Наш замысел был чтобы создать содержимое и оболочку павильона как единое целое». План воз» у Томаса Хезервика. «Собор» — это отсылка к «Хрустальному» дворцу Джозефа Пакстона. Название «Seed -семя» обозначает 200 000 семян растени со всего света. Они впаяны, вплавлены внутри окончаний свыше 60 000 палочек из акрилового стекла, которые образуют гротескную «шубу» художественного объекта. Они взяты из коллекции самого старого в мире ботанического института Кью Гарден, название которого объясняется китайским происхождением Трубки длиной7,5 мпросунуты с помощью деревянной конструкции и алюминиевых труб в сумеречную темноту внутри павильона, где они регулируют, распределяют солнечный свет как светильники из стекловолокна 70-х годов Воронкообразные раструбы трубочек действуют подобно линзам и позволяют увидеть большинство маленьких семян как под увеличительным стеклом. Ночью светодиоды празднично подсвечивают трубочки, которые освещают окрестности приглушенным светом. Второй компонент инсталляции — складчатая «поверхность для лежания» вокруг павильона, которая напоминает упаковку, из которой Seed Cathedral был «вынут». «Мы планировали создать для Seed Cathedral нейтральную среду в подобной цветовой гамме, чтобы сильнее проявить, выявить оболочку из акрилового стекла среди избыточного воздействия раздражителей на ЭКСПО». Эта «поверхность для лежания» из эластичного прорезиненного трикотажа уже давно стала одним из самых любимы мест многих посетителей. В награду за многочасовое стояние на асфальте можно опуститься сюда, зарядиться расслабляющей позитивной энергией, начать играть, заниматься гимнастикой и делать спонтанные комические вещи. Собор семян производит впечатление почти живого существа, когда ветер задевает прозрачные щупальца и посетители восклицают: «Посмотри, оно движется, шевелится!» После закрытия ЭКСПО семена в акриловых палочках должны быть розданы, распределены как семена одуванчика по школам в Китае и Великобритании. В противоположность широкому жесту англичан выставка в немецком павильоне дифференцирована по различным тематическим помещениям, отсекам, секциям как визуально, так и содержательно. Немногие павильоны сообщают так обширно и мастерски информацию со всеми подробностями: от совместного использования автомобилей и реконструкции панельных зданий, до высокотехнологических материалов и новейшего дизайна. «Мы бы все хотели в будущем жить в городах, которые находятся в равновесии, сбалансированы. Архитектурное воплощение нашего вклада «Balancity» выражается в 4 больших выставочных блоках — как символ игры сил при неустойчивом равновесии — восприятие [нагрузки] и нагрузка [действие], поиск опоры и опора» — объясняет архитектор проекта Леннар Вичел из Schmidhuber + Kaindl. На VIP-террасе на первом этаже над рестораном наилучшим образом проявляются пространственные свойства скачков вперед и назад, игра света и тени. «Просвечивающаяся серебристая ткань придает корпусу здания не только воздушную легкость, но также защищает от ветра и дождя подобно зонтику, который можно увидеть у всех китайских посетителей, а в темноте отражает свет» Когда смотришь вниз на толпы посетителей, чувствуешь себя словно летящим на серебристом дирижабле. Балансирующий корпус серебристой технической мембраны -это символ «города», под которым как цоколь движется элемент «ландшафт», фасады которого созданы из древесины и кремниевых солнечных элементов подобно срезу геологических пластов. Чтобы мембрану павильона использовать вновь после закрытия ЭКСПО, сейчас тестируют возможность применения серебристой оболочки из ПВХ для новой коллекции сумок. Строительство и выставка обошлись в 30 миллионов евро: из6000 мнебольшого участка земли выставочная площадь составляет3600 м. Максимальное количество посетителей павильона в день — 45 000 человек.

 

Партнерство как программа

В отличие от предыдущих всемирных выставок, в Шанхае речь идет не о том, чтобы соответствующую тему своей страны интерпретировать и разрабатывать, а о том, чтобы представить себя как выгодного, привлекательного партнера для Китая. Для многих стран красный цвет в национальном флаге — это желанная точка соприкосновения, общие интересы; для других — общая любовь к природе или точка соприкосновения в истории. Практически незаметный, по сравнению с другими огромными павильонами странучастниц, он олицетворяет концепцию не только в названии: «Немецко-китайский Дом» от Маркуса Хайнсдорффа — это подведение итогов проекта трехгодичной серии мероприятий «Германия и Китай -движение вместе». В Шанхае художник впервые применил гигантский бамбук из Южного Китая; не в виде наружной облицовки фасадов, как во многих других павильонах, а в виде видимой снаружи и изнутри несущей конструкции. Инновацией является не впервые используемая, изысканно выгнутая мебель, а стропильная ферма из такого быстрорастущего сырья как бамбук. Благодаря специально разработанным соединительным узлам существует возможность демонтировать весь павильон и снова его возвести на новом месте, что делает его одним из самых долговечных на всей выставке ЭКСПО. Хайнсдорфф, однако, не упоминает о рекорде. «Расстояние, пролет между опорами купола из бамбука в индийском павильоне (автор Саймон Велез) диаметром35 м- вот это, по-видимому, мировой рекорд. А у нас речь идет, напротив, о том, чтобы соединить природные материалы из Китая с новейшими технологиями из Германии». «Самое выдающееся произведение выставки на севере оси ЭКСПО — это павильон Южной Кореи. Прямоугольный корпус сооружения между поблескивающим серебристым металлом подобно НЛО «Кораблем сокровищ» от Саудовской Аравии и розовым «Коконом тутового шелкопряда» из подушек ETFE от Японии заполняет участок земли площадью6000 мпочти до его границ.

Подобно заводскому цеху весь корпус здания покрыт навесом7 мвысотой; поэтому это самое большое крытое пространство на ЭКСПО. Основание — абстрактный мозаичный план города Сеул, созданный в масштабе 1:300, чья топография используется как сцена для представлений перед публикой, ожидающей у входа. «Корея — это полуостров. Наша культура издавна пронизана, подвергалась влиянию как сухопутной культуры Китая, так и морское культуры Японии. Также павильон объединяет два различных элемента: знак и пространство», — объясняет архитектор Минсук Чо. Буквы корейского алфавита Hangeul как трехмерные блоки и пустоты высотой больше20 мобразуют одновременно броскую и комплексную структуру здания. Плоскости фасадов вдоль границ земельного участка сводят воедино скульптуру как белую оболочку из бумаги. Знаки Hangeul четырех размеров как «Буквенная мозаика» из подвешенных многослойных алюминиевых плит выступают из фасада. Художник Ик-Йонг Канг создал идущие в глубину плоскости, поверхности как цветные «художественные пиксели» размером 45 х45 см. Они должно будут продаваться после выставки как подписанные вручную произведения искусства.

Фонари и медийные фасады На берегу Пукси, площадью1,6 км, сохранилась лишь малая часть исторических портовых сооружений; здесь показывают себя отдельные города регионы и фирмы. По структурированному фасаду из обожженного кирпича и кубическим выступам можно опознать здание Хафен Сити, который должны были доставить в Шанхай в виде части Хафен Сити как первый сертифицированный в Китае дом по технологии Passivhaus (дом, построенный с использованием энергосберегающих технологий, которые позволяют ему самостоятельно обеспечивать свои энергопотребности). Лондон привлекает цветными каминными накладками от Beddington Zero Energy Development (BedZED), самого крупного в Великобритании городского квартала, Мадрид — фасадом мадридского жилого дома от Foreign Office Architects, а китайский регион Нинбо — ремейком фасада библиотеки от Ванг Чо из разломанных кирпичей. По вечерам местность превращается в сверкающий сказочный мир. В то время как оболочки павильонов стран в районе Пуданг начинают подсвечиваться изнутри, как фонари, на сетчатых «раковинах» оси ЭКСПО, оснащенных светодиодами-LED, и трёхмерно текстурированных медийных фасадах в Пукси разворачивается шоу проекций, которое еще удваивается из-за отражения в реке и даже ищет подобное себе в Китае. Вода в фонтанах движется в ритме вальса, а на громко звучащую музыку накладываются гудки сирен с барж, проходящих мимо.

ЭКСПО: окончание — это начало нового ЭКСПО 2010 для Шанхая имеет смысл в любом случае. С 31 октября самая крупная Всемирная выставка в истории снова превратится в одну из крупнейших строительных площадок. Тогда будут разобраны все 240 павильонов, тысячи тонн стали спрессованы вместе и потом расплавлены для вторичной переработки, тысячи винтовых свай вырваны как зубы мудрости, чтобы расчистить место для нового квартала с торговым центром, культурными учреждениями и жильем класса «люкс»: «Более хорошая жизнь» в «улучшенном городе» — по меньшей мере, для немногочисленной элиты. Но продвинет ли эта выставка в Шанхае архитектуру дальше? Даже лучшие из павильонов не могут претендовать на вклад в новый архитектурный язык, как в свое время это сделал павильон Миса Ван Дер Роз в Барселоне в 1929 году. Зато они продемонстрировали свежий взгляд на то, каким потенциалом обладает архитектура как средство коммуникации, чтобы заставить нас задуматься или просто принести удовольствие. Некоторым павильонам хотелось бы пожелать, чтобы они сохранились, остались не разобраными.

Разумеется, их повторное использование на Всемирной выставке в корейском Yeosu в 2012 или в Милане в 2015 полностью бы противоречило функции павильона ЭКСПО как моментального снимка современности.

Комментарии запрещены.

Архитектура и градостроительство
  • 18.02.2018

    Художественные потолки Люди издревле начали облагораживать и украшать свои жилища, делать их гармоничнее, уютнее... 
    Читать полностью

  • 15.02.2018

    Спальня и гостиная в английском стиле. Чтобы оформить стены в классической английской гостиной довольно часто... 
    Читать полностью

  • 08.02.2018

    Сегодня у потребителей завоевывают все большую свою популярность именно раковины из стекла. Такой материал как... 
    Читать полностью

  • 04.02.2018

    Основной особенностью данного стиля можно считать то, что все предметы мебели и декоративные элементы, которые... 
    Читать полностью